1

North & South, рассказывает Стефан Боде

Первое, что, скорее всего, приходит на ум, когда говорят о персонажах комиксов в видеоиграх, – это «Микки Маус в Замке Иллюзий» да супергерои серии Marvel vs Capcom, не говоря уже про игры с участием Человека-Паука, Людей Икс или Халка. Но всё это, естественно, «американцы». А ведь европейские комиксы тоже имеют почтенную историю и достойных героев! Вспомнить хотя бы галла Астерикса, искателя приключений Тинтина, наконец, любимого британцами Отважного Дэна (Dan Dare) – все они нашли своё воплощение на видеоигровом экране в 1980-х и 1990-х. Однако, когда в своё время появилась игра North & South, немногие догадывались, что её прародителем тоже является европейский комикс.

Несмотря на то, что North & South обыгрывает не самую весёлую эпоху в истории США, период Гражданской войны 1861-1865 гг., само игровое действие подаётся в лёгкой форме, с изрядной долей типичного галльского юмора. В игре вы переключаетесь между картой современных восточных штатов и Среднего Запада, где явно чувствуется дух настолки, на платформерно-аркадные эпизоды и сражения в реальном времени. Такое смешение стилей явно способствовало популярности среди игроков. При игре вдвоём появляется дополнительный азарт, что особенно заметно во время сражений: каждый из противников бешено давит кнопки, пытаясь уничтожить артиллерию, кавалерию и пехоту на другой стороне экрана своими войсками.

https://zxdemos.ru/uploads/images/2/c6d31c9b185418be7866dac550b5d9f9.jpg
Стефан Бодэ, создатель North & South

Главный программист North & South, Стефан Боде, устроился в Infogrames в 1988 году. "Моей первой работой была разработка Hostages на Amiga, – вспоминает Стефан. – После этого я предложил руководству продолжить один ранее прерванный из-за ухода сотрудников проект. Это была игра, основанная на французско-бельгийском комиксе Les Tuniques Bleus («Синие мундиры»; см. краткую историю в P.S.). Надо отметить, что Les Tuniques Bleus был не особо популярен за пределами Франции, Бельгии и Швейцарии (главные франкоговорящие страны Европы – прим. перев.). По правде говоря, я даже не знаю, распространялся ли он вообще хотя бы в крупных странах вроде Великобритании и Германии. Но сам я читал этот комикс в детстве, поэтому был более чем знаком с его сюжетом и героями".

"Руководители Infogrames, Бруно Боннель и Томас Шмидер (Bruno Bonnell, Thomas Schmider), были поклонниками европейских комиксов. Неудивительно, что компания сделала частью своей стратегии создание игр на их основе, – рассказывает Стефан. – До North & South Infogrames уже воплотила в играх пару комиксов, хотя эти издания были почти неизвестны в Европе. Например, первая опубликованная игра Infogrames называлась Passengers On The Wind и была основана на французском комиксе с аналогичным названием (Les Passagers Du Vent). В конце 1980-х у молодой компании просто не было достаточно денег, чтобы закупить права на игрификацию более известных комиксов типа Астерикса или Тинтина. В то же время «Синие мундиры» были хорошо известны в странах с франкоговорящим населением. И, конечно, немалую роль в выборе именно этого комикса сыграли юмор и разнообразие мира".

Битвы в North & South, где вы словно видите поле боя с высоты птичьего полёта, начинаются, когда армии Союза и Конфедерации встречаются на одном из секторов карты. С одной стороны, здесь чувствуется влияние опыта игры Стефана в настольные варгеймы, а с другой – батальные сцены в комиксах выглядели примерно так же. "C детства я любил маленьких пластиковых солдатиков, и поэтому мне хотелось создать игру, где крохотные солдаты сражались бы друг с другом в реальном времени, – говорит он. – Жанр RTS (real-time strategy) в то время ещё не сформировался, так что и игр, с которых можно было бы «слизать» эту концепцию, фактически тоже не было. Но антураж Гражданской войны в США был прекрасной возможностью воплотить этот подход".

Хотя North & South в чём-то похожа на вышедшие ранее игры вроде Defender Of The Crown и Archon, основное влияние на её стратегическую составляющую оказывали именно настолки, а не тогдашние видеоигры. "В то время варгеймы мне были особенно интересны, и поэтому я постоянно играл в них, – признаётся Стефан. – Civilization и Defender Of The Crown были в их числе, но по-настоящему я черпал вдохновение из игры Risk. Civilization была хороша, но чересчур сложна. Defender Of The Crown же, напротив, была несколько условной. Сочетание антуража Risk и аркадного шутера получилось из-за технических ограничений. Поначалу я хотел, чтобы все войска были доступны по отдельности в любой момент, как в современных RTS, но оказалось, что так не получится сделать, и мы создали такой своеобразный гибрид. Возможно, именно такая смесь жанров и способствовала успеху игры".

Действительно, жанровое разнообразие придаёт North & South свой особый шарм. Разглядывая общую карту, вы уподобляетесь, например, генералу Гранту, который, сидя в удобном кресле, решает, с какой армией конфедератов стоит вступить в бой войскам Союза. Мгновение – и вы переключаетесь на динамический эпизод с захватом поезда или форта: от удара в челюсть вражеские солдаты улетают в небо, будто их поразил кулак Астерикса, а не рядового солдата. Создание всех этих «компонентов» игры распределили между остальными программистами Infogrames, которые участвовали в проекте. "Я работал в основном над экраном боя в реальном времени, – объясняет Стефан. – Стратегическую карту штатов делал Винсент Бельяр (Vincent Belliard). Кстати, потом Винсент разработал движок для одного из первых французских интернет-порталов – Infonie".

"Честно говоря, я не такой классный программист, как Винсент, потому что мне был важен лишь результат, на оптимизацию кода мне было плевать. Получалось, что писал я всё быстро, но потом всё равно тратил кучу времени на устранение багов… От прототипа игры я оставил только сайд-скроллинговые аркадные эпизоды. Хотя сперва мне не особо нравились эти «мини-игровые вставки» (они казались скучными и однообразными); в конце концов, когда были доделаны все прочие игровые элементы, мы единодушно решили оставить аркадные эпизоды, чтобы разнообразить геймплей, в котором иначе остались бы только сражения на поле боя".

Кто играл в North & South против компьютера, наверняка помнит, что ИИ не особо хорош, особенно на высоких уровнях. Другой забавный момент: вы можете настроить компьютер на игру с самим собой – так можно каждый раз получить новый вымышленный сценарий развития Гражданской войны. "Мне всегда нравились многопользовательские игры, – говорит Стефан, – но живой человек не всегда бывает «под рукой», поэтому был создан ИИ, чтобы заменить второго игрока. Мы даже предусмотрели такой режим, где оба игрока заменяются ботами. В процессе разработки этот режим нам очень пригодился: с его помощью мы выявляли баги и производили тонкую настройку баланса боевых единиц на поле боя и на стратегическом экране. Порой уходишь домой и оставляешь ИИ играть с самим собой всю ночь. А утром приходишь и обнаруживаешь, что кто-то из кавалеристов остался невредим, но застрял в кустах!"

Хотя действие игры не совпадает с сюжетом в комиксах, оформление North & South очень похоже на стиль, в котором выполнен Les Tuniques Bleus, – это чувствуется уже хотя бы по заставке игры, которая несёт некоторый оттенок иронии. "Как-то мы пригласили Вилли Ламбиля (Willy Lambil), художника Les Tuniques Bleus, – вспоминает Стефан. – Мы показали ему, что уже сделано по игре и, естественно, как будет выглядеть графика на Atari и Amiga. Вилли был приятно удивлён – впервые созданные им Честерфилд и Блатч (главные герои комикса) были анимированы. Наш арт-директор, Дидье Шанфре (Didier Chanfray), постарался перенести манеру Ламбиля на Atari и Amiga. Но вот в 8-битных версиях игры - из-за ограничений по цвету и спрайтам - сложно было бы догадаться об исходном оформлении".

"Создавая персонажей, мы старались сделать их забавными. Этот лёгкий юмор – второй важный компонент, взятый напрямую из комиксов. Нам всем нравился такой юмор, поэтому неудивительно, что мы привнесли его в игру. Дидье Шанфре был главным «шутником» в нашей команде, так что именно он добавил больше всего забавных элементов – изображений, анимации, звуков… А вот идею с фотографом предложил Фредерик Рейналь (Frederic Reynal) – создатель Alone In The Dark. Непосредственно в разработке он не участвовал, но сама игра ему очень нравилась, так что он регулярно приходил посмотреть, как идут дела, и заодно подкидывал нам новые сумасбродные идеи".

Полушутливый дух комиксов ощутимо витает в игре тут и там: вот кавалерия плюхается в реку под ржание лошадей, а вот индейцы бросают томагавки через карту. Не говоря уже про забавную музыкальную обработку Yankee Doodle и других американских народных мелодий. "Получившееся сочетание юмора, стратегии и аркады не было спланировано. Просто личные пристрастия всех участников разработки наложились на исходный материал. Конечно же, именно такая «смесь» оказалась ключом к успеху игры, к её простоте, доступности и реиграбельности. Мы сами в процессе разработки часто заигрывались в North & South, а попутно улучшали какие-то детали".

Хотя для своего времени North & South была довольно сложной игрой, её всё равно портировали с более мощных 16-битных на 8-битные компьютеры; что удивительно, версия для приставки NES получилась вполне приличного качества. "Исходными версиями были игры под Atari ST и Amiga, – рассказывает Стефан. – Все прочие версии были сделаны после успеха игры на Atari и Amiga, причём разрабатывали их те же люди и практически параллельно. Версию для Commodore 64 написала Probe Software из Великобритании, а версию для ZX Spectrum создали испанцы из Bit Managers".

"Кассетные версии для ZX Spectrum и Amstrad CPC были реализованы, наверное, самым неудобным способом, – замечает Стефан. – Каждый из игровых «разделов» (бой в реальном времени и аркадные эпизоды на поезде и в форте) занимал одну сторону кассеты – каково, а?! Помнится, в коробке шло сразу ТРИ кассеты, так что в процессе игры вам постоянно приходилось или перематывать плёнку, или менять кассету. Удивительно, что при всей этой мороке журнал Crash присвоил игре 96%-й рейтинг!"

Хотя North & South не слишком резво стартовала во Франции, для Infogrames она стала в итоге первым значимым творением. "Сначала игра вышла на французский рынок, и критики давали ей средние баллы, – вспоминает Стефан. – Думаю, её не восприняли всерьёз во многом потому, что у себя на родине Infogrames не славились качеством: компания выпускала либо дешёвые, либо недошлифованные игры. Но с North & South всё вышло иначе: популярность игры набирала обороты, а первый настоящий успех пришёл с её выходом в Великобритании и Германии. Европейские обзорщики давали рейтинг в районе 85-95 из 100, что было заметно лучше оценок из французских обзоров".

Успех North & South в конечном итоге принёс Infogrames долгожданные большие деньги. После этого были выкуплены права на популярные европейские комиксы, а потом появились игры про Астерикса, Тинтина и Смурфов. До ухода из Infogrames и основания собственной Eden Games Стефан успел поработать над The Smurfs и двумя играми про Астерикса. Впрочем, связь с Infogrames не оборвалась – именно эта компания потом издала игры серии V-Rally, созданные Eden Games. Из последних успехов Стефана и его фирмы – две части Test Drive Unlimited. А что до Infogrames, то они преуспели до такой степени, что в 2001 году приобрели торговую марку Atari.

Сейчас Стефан работает креативным директором многопользовательских игр в Ubisoft Annecy. В частности, один из его последних проектов – многопользовательский режим в Assassin's Creed: Brotherhood, благодушно принятый критиками, – был создан под его руководством. "За эти два года мы очень хорошо поработали на пару с монреальской студией Ubisoft, – комментирует Стефан. – Пока всё идёт хорошо, людям нравится, но мы продолжаем улучшать игру и будем добавлять новый контент вплоть до выхода новой части Assassin's Creed".

Глядя через призму эпох, остаётся только удивляться, что создатель одного из самых инновационных на данный момент многопользовательских режимов когда-то создавал ныне классическую стратегическую игру на Amiga. "Я считаю North & South по-настоящему первой своей игрой. И да, она остаётся одной из самых моих любимых, хотя за свою карьеру я сделал и много других, не менее стоящих, – признаётся Стефан. – Сейчас я регулярно веду занятия в школе, и ученики часто удивляются, что я имею самое прямое отношение к North & South. Так что если спросить у кого-нибудь из геймеров про две игры, которые я создал, North & South точно будет одной из них".

P.S. Тот самый комикс, что вдохновил Infogrames на создание North & South, впервые появился в бельгийском еженедельном комиксном издании Spirou. Название же происходит от синей формы солдат-северян во время Гражданской войны. Первый выпуск (Un Chariot Dans l’Quest) увидел свет в 1970 году, а к настоящему времени вышло уже 54 выпуска; без сомнения, это один из самых популярных комиксов на французском языке. В нём рассказывается о приключениях двух северян: саркастичного и ленивого капрала Блатча и упрямого патриота сержанта Корнелиуса Честерфилда. По ходу действия эти двое участвуют в битвах, встречаются с историческими персонажами типа президента Линкольна, генералов Улисса Гранта и Роберта Ли. Долгое время комиксы были доступны только на французском, но недавно четыре тома были переведены на английский издательством Cinebooks.

Новое м е г ААА д е м о готово на 14%